Вернер фон Браун (1912-1977)

 

"Человек является лучшим компьютером, который мы можем поместить в космический корабль.. и единственным, который может быть произведен неквалифицированной рабочей силой".

Вернер фон Браун родился 23 марта 1912 года в имении Вирзиц. Род фон Браунов обосновался в Восточной Пруссии еще в ХVI веке и в 1699 году за военные заслуги получил баронский титул. Мужчины в этом роду воевали всегда, за что и получили свое прозвище семья трех «К» (Kaiser,Krieg, Kanone - кайзер, война, пушки).

Отец Вернера — барон Магнус фон Браун, председатель правительства Восточной Пруссии и директор Рейхсбанка — был влиятельным лицом Германии. До школы воспитанием Вернера занималась мать, баронесса Эмми, урожденная фон Квисторн. В 1921 году семья переехала в Берлин и 10-летнего Вернера отдают во Французскую гимназию, где он не блистал знаниями в точных науках и остался на второй год, выказав скромные познания в физике и математике. В 1925 году его переводят в учебное заведение с более строгими порядками — интернат Германа Литца в графстве Эттерсбург под Веймаром. Он часто смотрел в небо по ночам и, разглядывая в телескоп, подаренный фрау Эмми, звезды мечтал о таинственных, неизведанных мирах. Позже он вспоминал: "Это была цель, которой можно было посвятить всю жизнь! Не только наблюдать планеты в телескоп, но и самому прорваться во Вселенную, исследовать таинственные миры". Однажды Вернер натолкнулся в журнале по астрономии на рекламу книги Г. Оберта "Дороги к космическому путешествию". Мечта о полетах в космическом пространстве заставила юношу выучить математику столько, сколько требовалось для понимания этой книги. В 15 лет Вернер вступил в общество космических путешествий, где познакомился с настоящими специалистами-ракетчиками. К тому времени Вернер прошел ускоренный курс обучения в Высшей технической школе в Цюрихе и вернулся в Германию, где назревали большие перемены.

V_VBraun

Старший брат Вернера, пошел по бюрократической части: к 1932 году он достиг поста министра сельского хозяйства. Однако разговоры в их доме, где часто бывали немецкие политики, шли вовсе не о повышении уровня сельского хозяйства в Германии, а об оружии и о ракетах в частности. После поражения в Первой Мировой Войне Версальский договор разрешал Германии иметь всего 204 полевых орудия и 84 гаубицы. О ракетах в договоре не сказано было ни слова, этим и воспользовались генералы рейхсвера. В 1930 году при военном министерстве создается ракетный отдел под руководством полковника Карла Беккера. В этом отделе и началась карьера юного Вернера фон Брауна.

V_Braun

В 1933 году к власти в Германии пришел Гитлер. Он высоко ценил ученых, способных создавать новое оружие. Ему требовались абсолютно лояльные и желательно расово чистые кадры. Вернер фон Браун, барон и истинный ариец, был прекрасной находкой. В том же 1933 Вернер фон Браун, как и еще две тысячи немецких ученых, вступил в СС. После этого он защитил диссертацию и 27 июня 1934 года он стал самым молодым в Германии доктором технических наук: ему было всего 22 года. Ему выделили лабораторию в Куммерсдорфе и патент на все ракетные разработки.

В конце 1934 года фон Браун и Ридель запустили с острова Боркум две ракеты А-2, прозванные "Макс и Мориц" по имени популярных комиков. Ракеты взлетели на полторы мили. Через год лабораторию посетил командующий сухопутными войсками генерал фон Фрич. Посмотрев на разработки, он добился у фюрера 20 миллионов марок на новые опыты. А в 1936 году началось строительство сверхсовременной военной базы Пенемюнде в устье реки Пене.

В Пенемюнде в подчинении фон Брауна оказалась целая армия рабочих и инженеров - до 20 тысяч человек. Он командовал ими четко, добиваясь максимальной отдачи и эффективности. Как и в советских "шарашках", в его лабораториях трудились ученые, которым угрожали лагерь или фронт. Пока они делали дело, фон Браун держал их у себя, но лень или небрежность сразу лишали их покровительства Зевса - такую кличку получил барон. В конце 1937 года ракетчикам удалось создать 15-метровую ракету А-4, которая могла перенести тонну взрывчатки на 200 километров. Это была первая в истории современная боевая ракета. Ее прозвали "Фау". Позже, доктор Геббельс, разъяснит всем, что название “Фау” пошло от первой буквы немецкого слова Vergeltungswaffe (в переводе "оружие возмездия"). Накануне войны, в марте 1939 года, в Пенемюнде приехал Гитлер, которому показали испытания ракеты. Похоже, что Гитлер остался недоволен: после визита ассигнования на ракеты были урезаны наполовину. Тогда еще фюрер надеялся быстро захватить Англию, высадив на ее берега десант войск. Все изменилось, когда операция "Морской лев" была отложена. Перед учеными поставили задачу как можно быстрее создать оружие, способное наносить удары с большого расстояния. На это не жалели денег: в 1942 году, в разгар войны, на Пенемюнде тратилось всего вдвое меньше средств, чем на производство танков. Сегодня очевидно, что военный результат ракет "А-4" на европейском театре войны был почти нулевым. Ракетная программа нанесла военно-промышленному потенциалу Рейха существенный урон, что невольно сделало фон Брауна нашим "союзником": на Восточный фронт не были переброшены тысячи дополнительных самолетов и танков. Летом 1943 года на побережье Франции выстроили бетонные бункеры для запуска ракет. Гитлер требовал к концу года засыпать ими Лондон.По планам фюрера планировалось запускаьт по Лондону до 1000 ракет в сутки. Однако в июле 1943 года польские партизаны сумели достать и переправить в Лондон чертежи "Фау" и план ракетной базы. Через неделю в Пенемюнде прилетели 600 английских "летающих крепостей". При бомбежке погибли 735 человек и все готовые ракеты. Завод по производству ракет был перенесен в известковые горы Гарца, где на стометровой глубине, в подземном лагере Дора работали тысячи заключенных. Фон Браун не раз приезжал туда, спускался в штольни и проходил мимо штабелей трупов узников, погибших от голода и непосильного труда. В Пенемюнде остались только лаборатории - там разрабатывали ракеты и проводили испытания. Испытывать ракеты над густонаселенной Германией никому и в голову не приходило.

fau.gif

 

Параллельно с работами по А-4, научный отдел ВВС разрабатывал самолеты-снаряды. 16 июня 1944 года 294 они были запущены по Лондону. Эффект применения этих ракет, тут же названных "Фау-1", был невелик: они редко попадали в цель, их было легко сбить. Сильнее оказалось психологическое воздействие: ведь теперь о бомбардировке нельзя было узнать заранее и от нее не спасали ни облачность, ни маскировка. Скоро, однако, английские ученые научились выводить из строя систему управления ракет и они не долетая до цели, падали в море. Вскоре союзники высадились во Франции и захватили площадки запуска "Фау". Пришло время фон Брауна, ведь его ракеты летели дальше и вполне могли запускаться с территории Голландии или даже самой Германии. Еще в ноябре 1943 года "Фау-2" испробовали на польских селах, из которых для конспирации не выселили жителей. Кстати, тогда ракеты не попали в цель, но немцы утешали себя тем, что в такую большую цель, как Лондон, попасть легче. И попадали - с сентября 1944 по март 1945-го по Лондону и Антверпену выпустили 4300 ракет "Фау-2", которые убили 13029 человек. Нетрудно понять, что жертв было бы гораздо больше, если бы осуществился приказ Гитлера запускать по тысяче ракет в день. Наступает весна 1945 года. Фон Браун со своими людьми Русских немцы боялись, "своих" — тоже: прошел слух, что Гиммлер приказал ликвидировать специалистов ракетной техники. Команда ракетчиков во главе с Брауном и Дорнбергером тайно перебирается на юг Германии, где 2 мая 1945 года сдается американским войскам. Его, штурмбанфюрера СС, запросто могли расстрелять или взять под арест. Даже его будущий начальник генерал Медарис, штурмовавший в рядах союзников Берлин, позднее признался, что, попадись ему Браун в 1945-м, он бы, не задумываясь, его повесил.
Да к тому же Браун попал в руки совсем других людей из американской миссии "Пейперклип" ("скрепка"), занимавшейся поиском немецких ракетчиков. "Ракетного барона" и его команду со всеми почестями переправили за океан как особо ценный груз. В 1945-50 гг. команда Брауна знакомит американских специалистов с ракетной техникой, запуская ракеты "А-4" ("V-2"). Ракетчикам-профессионалам было мучительно собирать уже устаревшие "А-4" вместо того, чтобы создавать что-то новое. А в СССР в это время конструкторы изучали их ракеты и двигались дальше. Ракетчики отказались продлить контракты, потребовав изменения условий своего содержания и воссоединения с семьями. 10 лет, до 1955 года, когда фон Браун стал гражданином США, упоминать о нем в печати запрещалось. Он постоянно находился под наблюдением разведки - сначала в Эль-Пасо, потом в Хантсвилле, штат Алабама, где под его руководством американские инженеры колдовали над вывезенными из Германии "Фау-2". Уже в 1945 году компания "Конвейер" изготовила ракету МХ-774, где вместо одного двигателя "Фау" было установлено четыре. В 1951-м лаборатория фон Брауна, состоящая из 130 немецких специалистов и 800 американских рабочих разработала баллистические ракеты "Редстоун" и "Атлас", которые могли нести ядерные заряды.
К тому времени в СССР уже производилась боевая ракета М-101 с ядерным зарядом. Советские ракеты были громоздкими и недешево стоили разоренной войной стране, но Сталин приказал: "Делайте! Меня не интересует, сколько это будет стоить". Уже тогда многие поняли, насколько успешным и в военном, и в психологическом плане может стать запуск ракеты в космос.

4 октября 1957 года в небо взмыл первый советский спутник, что сильно подорвало престиж американцев. Американский "Эксплорер" был запущен лишь 119 дней спустя, а советские лидеры уже намекали на скорый полет человека в космос. Это и было началом космической  гонки. Запуск ракет в США перешел из единоличного ведения Пентагона в руки государственного агентства НАСА. При нем был создан космический центр имени Джона Маршалла в Хантсвилле под научным руководством Вернера фон Брауна. Теперь у Брауна было еще больше денег и людей (теперь под его началом работают уже 2 тысячи человек, начальники всех 30 отделов — немцы, которые в 1955 получили гражданство США, чем в Пенемюнде, и он смог, наконец, осуществить давнюю мечту о космических полетах.

Первый американский астронавт Джон Гленн попал в космос через десять месяцев после Юрия Гагарина. Так и пошло: на запуск американцами двух космонавтов наши отвечали запуском трех, на станцию "Скайлэб" - станцией "Мир". К Венере американцы поспели всего на два дня позже, зато первыми оказались на Марсе. Им удалось вырваться вперед, только когда ракету-носитель "Атлас" заменили более мощным "Титаном", а потом и "Сатурном". Именно последняя 16 июля 1969 года доставила на Луну "Аполлон-11", и весь мир, затаив дыхание, наблюдал первые шаги Нейла Армстронга и американский флаг на Луне.

Программу "Аполлон", как и предыдущие космические полеты, разрабатывал Вернер фон Браун. Все эти годы он жил в двухэтажном особняке в Хантсвилле, окруженном аккуратным цветником. Журналисты, писавшие о бароне, называли его "образцовым джентльменом": он был всегда корректен, вежлив, умел поддержать компанию. Выходил он из себя, только когда ему напоминали о службе в СС и о том, что его "Фау" несли смерть женщинам и детям. Он не любил ездить в Европу, где таких напоминаний было больше. В Англии, где фон Брауна избрали почетным доктором, толпа забросала его машину тухлыми яйцами. В Америке отношение к нему было совсем другим, особенно в Хантсвилле, где большая часть жителей работала в его центре. Жил он на широкую ногу, по-баронски: каждый год менял "кадиллаки", летал на Багамы, заказывал в Европе антиквариат и коллекционные вина. Еще в 1947 году он женился на выписанной из Германии кузине Марии фон Кисторп, с которой был обручен с довоенных времен. Его дочери Ирис и Маргрит позже вышли замуж за инженеров-ракетчиков, сын Питер пробовал заняться бизнесом в той же сфере, но быстро прогорел и канул в неизвестность. Семейная жизнь барона была безупречной, как и весь самолично созданный им образ. Ни одна книга и даже статья о фон Брауне не могла выйти без его тщательной цензуры. Ему удалось замолчать щекотливые моменты своей биографии, например создать миф о своем антифашизме. Вообще, в своих книгах барон предпочитал писать не о себе, а о ракетах. Тут его посещало подлинное вдохновение - он издал почти дюжину научно-популярных книг, которыми поколение 60-х зачитывалось так же, как когда-то он сам зачитывался книгами Жюля Верна и Германа Оберта. Похоже, за все эти годы в фанатичном экспериментаторе так и не умер мальчик, что когда-то глядел из окна родовой усадьбы на звезды, мечтая об их покорении. Вершины своей карьеры Браун достиг в 1972 году - он стал заместителем директора НАСА и начальником космодрома на мысе Канаверал. Однако уже в 1972 году в условиях экономического спада ему предложили отменить дорогостоящие полеты на Луну и заняться более выгодными программами - запуском разведывательных и технических спутников. Видимо, фон Браун не послушался, поскольку вскоре его отправили в отставку. Тут же лунные полеты были прекращены, не состоялась и готовившаяся фон Брауном отправка пилотируемого корабля к Марсу. На проводах было сказано много теплых слов, но барон, как всегда, ничем не выдал своих чувств. Он стал вице-президентом перспективной компании "Фэйрчайльд", производящей аэрокосмическую технику. Работа была необременительной, и фон Браун много времени проводил с семьей. На публике он, как и раньше, почти не появлялся, и гости в его особняке бывали нечасто. За все годы в Америке он так и не приобрел близких друзей.

В 1973 году Вернер фон Браун переносит операцию по поводу рака. В 1974 году он работает над проектом спутника, а свободное время отдает полетам на планере. В мае 1976 года проходит курс лечения в больнице, а в декабре уходит с работы. В июне 1977 года фон Брауна поместили в госпиталь Александрии, штат Вирджиния, с тяжелым заболеванием почек. Курс интенсивной терапии оказался бесполезным, и 16 июня "ракетный барон" умер. Похоронили его в Хантсвилле торжественно, но без особой пышности. С тех пор его слава никем не оспаривается, но продолжает оставаться в тени.